+7 (495) 765-27-96


Статьи / Маршрут № 0
3 сентября 2009

В четыре тридцать утра, как обычно, будильник замурлыкал Вивальди. Начинался новый день 208... года, и у меня было пятнадцать законных минут, чтобы потянуться, разлепить глаза и вспомнить, чем закончился предыдущий вечер.



Зажужжала, включившись, кофеварка. После интервью я вернулся в редакцию — и уже там узнал, что нужно срочно отправляться в Ла Скала на премьеру «Тетрис Инферно». «Новая опера гениального Бравиуса, а репортаж нужен к утру, а больше идти некому, — причитала завотдела Кристал, картинно заламывая руки с разноцветными ногтями. — Джереми слег с коралловым гриппом в Новой Гвинее, у меня свидание, ну ты понимаешь, так что ты, Антоша, наша единственная надежда. Ну пожалуйста, а?..»

Лишить Кристал свидания, даже самого рядового, означало приговорить себя к долгой мучительной смерти. Поэтому я не говоря ни слова зашел в шкаф, скинул на пол грязную рубашку и, поразмыслив, выбрал в меню бежевую/хлопок. В театр иду, как-никак.

— Это очень, очень интересная постановка, тебе обязательно понравится, — продолжала тарахтеть Кристал за ширмой. — Светоэмоциональная живопись как составной элемент, уникальные спектры, почти не видимые человеческим глазом. Но даже если тебе не понравится, постарайся увидеть в ней только самое лучшее: режиссер мой хороший друг, он так просил...

— Когда ближайший поезд на Европу?
— Через пятнадцать минут. Как поживает Лиза?
— Отлично. На Марсе.
— Ой, как интересно. А Кэйт?
— Лучше всех. На Луне.
— А твой сынок?
— У Юпитера завтра день рожденья. И я должен быть ровно через двадцать семь часов на обратной стороне Луны.
— Это так далеко... А ты успеешь?
— Если выйду из дома завтра утром.
— Не забудь: рецензия на постановку к этому времени должна быть в папке...
— Иди готовься к свиданию, Кристал.
— Хочешь узнать, с кем на этот раз?
— Нет.

***

Я люблю путешествовать на поездах. В мире, где земной шар можно пересечь по экватору за час сорок пять минут, купе трансатлантического болида — лучшее место для того, чтобы побыть немного в покое, не прекращая движения. К тому же на рейсах Lebedev Rails подают, пожалуй, лучшее кофе в северном полушарии.

Я отпил из стаканчика, ослабил галстук-бабочку и откинулся на спинку дивана. Стены туннеля за окном превратились в мутный серый поток, через определенные промежутки времени прерываемые всплесками света. Скоро промежутки стали меньше, а потом и вовсе исчезли: поезд набирал скорость.

... На самом деле, я ждал премьеры «Тетрис Инферно» уже пять месяцев — с тех пор как услышал о проекте от самого Джона Бравиуса, ее постановщика. Этот гениальный режиссер с заурядными фио обычно неохотно делился планами, и в тот раз — а я напросился проводить его до космовокзала на арендованном минивэне, — больше разглагольствовал об искусстве вообще, о зависти конкурентов и прочих абстрактных вещах. Он размахивал руками, рокотал голосом и то и дело заглядывал в бесплатный минибар, — традиционное и приятное приложение для этого старомодного вида городского транспорта. Внезапно мы оказались в пробке: в квартале от нас столкнулись пара аэротакси, задев рекламную растяжку китайского балета. Та рухнула и своими фонариками и неоновыми огнями завесила основную проезжую зону. «Уважаемые граждане, — прозвучало на общей волне. — Из-за технических проблем движение временно перекрыто и будет восстановлено через десять минут. Желающие могут воспользоваться объездными...» «Ждем» — отрезал Бравиус. Он достал сигареты, предложил мне — я машинально взял. «Смотрите, как красиво» — произнес он неожиданно мягким голосом. Я проследил за его взглядом и... вдруг тоже увидел то, что так его поразило. Впереди уходила в перспективу прямая, как стрела, улица; далеко впереди мерцали десятки — а может быть, сотни — наземных и воздушных светофоров, пропуская порции автомобилей, миникаров, пешеходов. Даже поезда, проносившиеся на высоте десятых-двадцатых этажей, сновали туда-сюда в определенном, четком ритме: отсюда, на расстоянии, это было прекрасно видно. «Пульс большого города, — сказал Бравиус. — Торжество логистики. Даже случайные сбои, как вот этот, являются частью программы...» Я вдруг вспомнил, что все такси уже полгода как перевели на автопилотирование: и правда, было бы крайне странно, столкнись они случайно. Кому-то понадобилось разгрузить основную магистраль?.. Я украдкой посмотрел на нашего водителя, но увидел в зеркале усталые и явно человеческие глаза. Да, старые рент-компании держатся традиций.

«Мы оказались там, куда так отчаянно стремились, стремились тысячелетиями, — продолжал Бравиус. — В мире, где все предусмотрено. Где нет ошибок, нет опозданий, нет по-настоящему трагичных катастроф. О да, я понимаю, не все так просто: новые эпидемии, повышение магнитной активности, землетрясения. Да, мир бурлит! Но мы-то, мы... замерли. Закостенели. Мы готовы не то что закрыть жерло разбушевавшемуся вулкану — мы самому дьяволу рога оторвем. А то ж: у нас есть технология. Принцип. Порядок действий и сценарий. Это замечательно. Но это и губительно. Это я вам как художник говорю. Улыбайтесь, улыбайтесь. Банальные вещи, сказанные стариками, всегда самые верные. Вы, молодой человек, лучше посмотрите туда же еще раз. Да побыстрее, ее уже убирают».

Сначала я ничего нового не видел. Те же машины, люди, поезда... Рекламная растяжка. Она все еще висела наискосок, перегораживая просвет, хотя рабочие уже были рядом. Неоновый рисунок сбился, дракон или что там было превратился в неведомое чудище, похожее... похожее на простой клубок светящихся трубок. И это было прекрасно. По-настоящему прекрасно. На фоне четко расчерченных, размеренных линий это было как...

«Как первозданный хаос, правда? — сказал Бравиус. — В меньших, конечно, масштабах, но тем не менее. Поймите правильно: мне нравится моя жизнь. Я обожаю знать, что ровно через полчаса я буду на орбите, а через сорок минут восемнадцать секунд мой шаттл возьмет курс на Луну. Как я уже говорил, мы, человечество, сильны как никогда сегодня. Нам под силу обуздать, так сказать, и материю, и пространство, а дальше — наверняка — и само время. Но природа сильна, и она давит. А у любого механизма есть предел прочности. Зато у хаоса нет предела прочности. Потому что структуры нет. Потому что он, хаос, никому ничего не должен. Зато мы, решая очередное судьбоносное уравнение, должны — просто обязаны — держать пальцы скрещенными. Только это поможет нам сделать новый шаг в эволюции. И, может быть, выжить. О, трогаемся.»

Просвет впереди открылся, город опять поплыл мимо. Я сидел, переваривая сказанное, и соображал, стоит ли включать это в интервью, когда краем уха услышал: «Собственно, об этом и будет моя следующая постановка. Приходите на премьеру, если хотите».

... Меня тряхнуло, как будто поезд врезался во что-то. Хотя нет, как это может быть. Похоже, я заснул. Вот и кофе совсем остыл. Я посмотрел в окно. Прошло около двадцати минут, и мы как раз выезжали на просторы Атлантического океана.

Продолжение следует.


 2                      6            8           Все публикации






Аренда Мерседес: +7 (495) 765-27-96 Новости · Контактная информация  © РентВэн